ПОВРЕЖДЕННЫЙ

Диагноз: рак и что дальше?
У меня когда-то была пациентка, миссис Ася, 40 лет. Она сообщила мне о проблемах в ее отношениях с сыном, с депрессией, сопровождающей ее в течение долгого времени, и ощущением общей бессмысленности «без взглядов на будущее», — сказала она.

Диагноз: рак и что дальше?

У меня когда-то была пациентка, миссис Ася, 40 лет. Она сообщила мне о проблемах в ее отношениях с сыном, с депрессией, сопровождающей ее в течение долгого времени, и ощущением общей бессмысленности «без взглядов на будущее», — сказала она.
Во время терапии она научилась разговаривать со своим сыном, изменила свое отношение к мужчинам и в широком смысле поняла ее для своей жизни и для нее — ответственность.
Изменения в жизни г-жи Аси привели к смене работы, месту жительства и вступлению в постоянные, вполне удовлетворительные отношения и значительное улучшение отношений с ее сыном.
Однажды, спустя некоторое время после завершения терапии, пациент неожиданно назначил встречу. Войдя в офис, она села в кресло и с явным наглым гневом крикнула: «Черт, у меня рак»,
Мне стало жалко, я думал, что она отлично поработала, изменила свою жизнь, и вот диагноз … рак яичников.
Я спросил, что ей нужно в нынешней ситуации. Она сказала, что у нее есть поддержка во время процесса заживления.
Когда пациент узнает, что у него рак, он испытывает очень сильный стресс, связанный с страхом смерти. Совершенно естественно, что его психика пытается защитить себя от информации, которую очень трудно принять.
Подумайте на мгновение, каковы ваши убеждения о раке? Что вы думаете, когда слышите РAK?
Для многих людей вышеупомянутые слова означают суждение. Американская психиатр Элизабет Кублер-Росс выделила пять этапов, которые проходит человек, который узнает о болезни.

На первом этапе пациент отрицает и изолирует себя от окружающих. Анета сделала то же самое. Вскоре после того, как она услышала диагноз, она заперлась в доме, отвергла своих родственников и сосредоточилась на поиске врачей, которые могли ей помочь. Она говорила о том, что ее потеряли, об отсутствии информации, о чувстве несправедливости и о том, что она часто думает, что это всего лишь дурной сон.

Следующий этап связан с сильным гневом, гневом и показом его другим. Когда миссис Анета поняла, что она больна, и она изливала всю свою печаль и гнев на других людей, медицинского персонала и родственников. Затем наступил «этап переговоров». Момент, когда пациент не хочет проявлять гнев, а скорее думает, что если он смиренно поддается лечению, он продлит свою жизнь.

Однако в какой-то момент миссис Ася начала ощущать симптомы депрессии. Другая химиотерапия, через которую она проходила, выпадение волос, сухость, бледная кожа и невропатия, означала, что у нее больше не было сил защищаться.

Я помню, когда она появилась однажды, бледная как стена, она выглядела очень слабой. Она была после операции. Она показала мне большую рану на животе, у нее была боль. Она сказала, что у нее больше нет сил плакать, и она потеряла надежду. Эта стадия болезни была для нее, с ее точки зрения самой сложной. После депрессии пришло время принять болезнь и успокоить.

С момента окончания лечения прошло два года. На более позднем этапе я был свидетелем выздоровления у миссис Аси. Я видел, как ее волосы растут, меняется цвет кожи и появляется улыбка на ее лице.

Пациент боролся со многими трудностями, и в это время она убедилась, насколько она может рассчитывать на своих родственников и насколько малы проблемы, с которыми она столкнулась на ранних этапах ее жизни.

Сегодня г-жа Ася помогает другим женщинам, она участвует в добровольчестве, и, по ее словам, она пытается наслаждаться каждый день.
С точки зрения психолога я считаю, что подход к болезни, качество жизни в курсе, поддержка родственников и психологов, а также надежда и вера могут многое помочь в процессе выздоровления. И, как вы можете видеть на примере г-жи Аси… это еще немного.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *